TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Rambler's Top100

Портал | Содержание | О нас | Пишите | Новости | Книжная лавка | Первая десятка | Топ-лист | Регистрация | Дискуссионный клуб | Научный форум | Исторический форум | Русская идея

Тип запроса: "И" "Или"


Сердитые стрелы Сердюченко  Книга Писем Владимира Хлумова  Слово Владимира Березина  Золотые прииски  "Классики и современники" Олега Павлова  "Тайная история творений" Владислава Отрошенко  
Дискуссия

КОШАЧИЙ ЯЩИК Василия Пригодича


КОШАЧИЙ ЯЩИК
Василия Пригодича


О проекте


28.10.2001
01:41

"Протоперестройка" царевны Софьи, или Снова они о нас - заметка о книге исследовательницы старой России, профессора истории Лондонского университета Линдси Хьюз "Царевна Софья". СПб., 2001

11.10.2001
02:17

"Князь детектива, или Прелестная книга" - заметка о романе Леонида Юзефовича "Князь ветра""

24.09.2001
14:35

""Томов премногих тяжелей..," или "Отгадки" питерского политолога"

08.09.2001
00:48

"Тонкая" книга Татьяны Толстой, или "кысь", "брысь", "рысь", "Русь"

29.08.2001
01:08

"Поэт о поэтах, "о времени и о себе"" - первая в новом сезоне заметка Василия Пригодича о "большой" книге интервью Иосифа Бродского

25.06.2001
23:30

В "Кошачьем ящике" - последняя в этом сезоне заметка "Первый роман Империи, или Талант не подделаешь" - о романе питерского писателя Павла Крусанова "Укус ангела"

09.06.2001
17:11

В "Кошачьем ящике" - новая заметка Василия Пригодича - "Сага о сыщике Путилине, или Анти-Акунин" о романах Леонида Юзефовича, удостоенного Российской литературной премии "Национальный бестселлер"

25.05.2001
00:00

Один в трех, или Три в одном (о трех книгах Бориса Акунина)

15.05.2001
19:11

В "кошачьем ящике" - статья известного критика, председателя секции критики и литературоведения Союза писателей Санкт-Петербурга Александра Рубашкина - "Юбилейное? (Иосиф Бродский и его критик)"

09.05.2001
17:25

Разговоры с Лоренсом Стерном, или Отменная книга (заметка о романе Александра Житинского "Потерянный дом, или Разговоры с милордом"

26.04.2001
20:58

В "Кошачьем ящике" - новая заметка Василия Пригодича - "Раз... Путин, два... Путин, или Интеллектуальный роман - о книге Эдварда Радзинского "Распутин: жизнь и смерть".

09.04.2001
00:19

Оправдание системы, или Тайна советской власти - о романе Дмитрия Быкова "Оправдание"

01.04.2001
00:10

"Книга писем" или "Записки из подполья"

17.03.2001
05:31

Мертвые духом стыда не имут.... Александр Богатырев и Василий Пригодич

01.03.2001
17:29

Последний роман Империи, или Талант не спрячешь

17.02.2001
01:11

Кромешный свет, или Проделки Люцифера

08.02.2001
19:18

Кто такой Пелевин?

    КТО ТАКОЙ ПЕЛЕВИН ?

    Предлагаю благосклонному вниманию высокой публики заметку о творчестве Виктора Пелевина, написанную в соавторстве с сыном (С.С.Гречишкиным младшим; вот оно подлинное клонирование). Заметка была написана для буклета к творческому вечеру писателя В Лондоне. Вечер "устраивали" мои невестка и сын. После романа "Генерация П" пелевинские фиалки в моей душе несколько "подзавяли". Однако роман "Чапаев и Пустота" гениальная книга. На том стою. Dixi. Еже писах - писах...

    Виктор Пелевин привлекает к себе наибольшее количество определений <самый>. Он - самый обсуждаемый и раскупаемый писатель в России, он самый издаваемый за границей русский писатель, он автор самого нашумевшего за последние годы романа <Чапаев и Пустота>, его творчество вызывает самое большое количество хвалебных и ругательных отзывов критиков и, наконец, он самый загадочный писатель в России - почти не дает интервью и крайне редко встречается с читателями. Тем не менее Пелевин согласился (впервые) встретиться с читателями в Лондоне, ответить на вопросы и даже любезно оставить автографы на своих книгах.

    Виктор Пелевин стал известен как фантаст: его рассказы появлялись в сборниках и в журнале <Химия и Жизнь>, где в то время был лучший раздел фантастики. Известность молодого прозаика не выходила за пределы круга поклонников этого жанра, хотя ни к так называемой <научной фантастике>, ни к fantasy его рассказы отношения не имели. В результате первый сборник пелевинских рассказов <Синий фонарь>, хотя и исчез с прилавков почти мгновенно, остался сначала незамеченным так называемой серьезной критикой. На следующий год <Синий фонарь> получает Малую Букеровскую премию как лучший сборник рассказов 1992 года, вскоре одна за другой выходят три на-шумевшие книги писателя: <ОМОН Ра>, <Жизнь насекомых> и <Желтая стре-ла>.

    Сегодня Виктор Пелевин, которому всего 36 лет, безусловно, бесспорно, непреложно является одним из самых популярных (прямо скажем - прославленных) отечественных прозаиков - не только за рубежом, где его книги переводятся одна за другой, но и на родине. Номера журнала <Знамя>, где впервые был опубликован его роман <Чапаев и Пустота> шли нарасхват, как горячие пирожки, так раскупали экземпляры <толстых> журналов лишь во времена полузабытого читательского бума, пресловутого <угара> пресловутой <перестройки>. Когда же роман вышел отдельным томом в престижной черной серии респектабельнейшего издательства <Вагриус>, он очень долгое время оставался самой покупаемой и продаваемой НЕДЕТЕКТИВНОЙ (увы, мир грустен) книгой в России.

    Виктор Пелевин не занимается саморекламой, как многие авторы и избегает журналистов. Позвонивших ему приветствует в автоответчике вежливый дамский голос: <Вы набрали такой-то номер. Оставьте ваше сообщение после гудка. Интим и Гербалайф не предлагать>. Про него ходят самые невероятные слухи: мол, он - на самом деле - бандит, контролирующий сеть коммерческих ларьков, или, к примеру, писатель дал обет молчания и ни с кем не разговаривает. Впрочем, как сказано в гениальном анекдоте: одно другого не исключает

    Пелевин свято верует (не без пленительного плутовства) в тотальную иллюзорность реальности, в которой мы живем, а, точнее, полагаем, что живем. Он то и дело обворожительно моделирует другие миры и рассказывает альтернативные версии жутковатой российской истории: то центр управления Совдепией находится в подземельях под Кремлем (а не в умах и сердцах верных ленинцев) - <Повесть огненный лет>. То горбачевская перестройка происходит в результате мистических экзерсисов туалетной уборщицы Веры Павловны, сосланной в роман Черны-шевского <Что делать?> в наказание за <солипсизм на третьей стадии>. Захватанная жирными пальцами площадных мистиков-колхозников грань ме-жду жизнью и смертью в творчестве Пелевина размыта. Так, герои <Вестей из Непала> и <Синего фонаря> вдруг начинают понимать, что они - мертвяки, а старая шаманка легко вызывает из <нижнего мира> души погибших на войне немецких летчиков, чтобы русские девушки, выйдя за них замуж, могли уехать за благословенную границу (<Бубен Верхнего Мира>).

    Однако, по мнению художника, в наших силах осознать иллюзорность своей жизни, поднять ржавое забрало житейской пошлости и <ЗДРАВОГО СМЫСЛА> и выйти под стерильный свет солнца подлинного Бытия. Так это и происходит с героями его последних книг: цыплятами-визионерами, вырывающимися из окна птицесовхоза (<Отшельник и Шестипалый>, мотыльком-мыслителем Митей, превращающимся в светлячка (<Жизнь насекомых>), загадочным рассказчиком <Желтой стрелы>, сошедшим в конце концов с бесконечного поезда, несущегося к <разрушенному мосту>, а также с Чапаевым, Анной и Петром Пустотой, которые погружаются в финале романа в УРАЛ - <Условную Реку Абсолютной Любви>. <Чапаев и Пустота> - лучший метафизический роман в лучшей в мире русской метафизической литературе. Впрочем, все не так-то у Пелевина и просто, очень возможно, что все эти духовные и телесные приключения происходят не с пелевинскими персонажами, не с автором, а с читателями...

    Господа, товарищи, леди и джентльмены! Пелевин - совершенно изумительный повествователь, излюбленный автор профессиональных комментаторов, которые <торчат> на нем в самом высоком и многоаспектном смысле этого великого русского марксистско-ленинского глагола (я торчу, следовательно, я существую). Понятно, что серьезный комментарий к любому пелевинскому творению в десятки раз по объему превзойдет авторский текст - можно и в голове играть на баяне без баяна. Пелевинская проза - неслыханный интеллектуальный наркотик. И последнее: среди писателей (прекрасных, высокоталантливых и даже гениальных) поразительно много дураков в самом расхожем смысле этого слова. Так вот, Пелевин - художник невероятного ума, - мудрец- духовидец, мистик-визионер. К тому же и читать его - НЕВЕРОЯТНО ИНТЕРЕСНО.

04.02.2001
17:46

Обломов в Межзеркалье, или Очень "крутая" книга

18.01.2001
17:32

ЛИТЕРАТУРНАЯ СЕНСАЦИЯ, или СЕНСАЦИОННАЯ ЛИТЕРАТУРА

04.01.2001
20:42

Власть и писатель, или Воланды и Михаил Булгаков

<< 11

 

Помощь корреспонденту Добавить новость

Если Вы хотите стать нашим корреспондентом напишите lipunov@sai.msu.ru

 

Редколлегия | О журнале | Авторам | Архив | Ссылки | Статистика | Дискуссия

Литературные страницы
Современная русская мысль
Навигатор по современной русской литературе "О'ХАЙ!"
Клуб любителей творчества Ф.М. Достоевского
Энциклопедия творчества Андрея Платонова 
Для тех кому за 10: журнал "Электронные пампасы"
Галерея "Новые Передвижники"
Пишите

© 1999, 2000 "Русский переплет"
Дизайн - Алексей Комаров


Rambler's
Top100
  Rambler's Top100

Rambler's Top100